16 мая, понедельник. "Музей Мадараме".

- На уроке –

Мистер Инуи: В настоящее время в Сибуя проходит выставка выдающегося художника Мадараме, вы слышали? Я уже не раз ходил смотреть на его работы. Боже мой, они просто изумительны! Когда я увидел их впервые, то сразу понял – этот художник просто гений. По-моему, тебя не интересует изобразительное искусство, не так ли, Джокер? Знаешь ли ты, кто создал полотно, которое было продано по самой высокой цене в 20 веке?
Джокер: Пикассо. / Ван Гог. / Мадараме.
Мистер Инуи: Верно. Похоже, ты всё же кое-что знаешь. Полотно было продано за сумму, эквивалентную восемнадцати миллиардам йен, а позже его перепродали за ещё большие деньги. Однако, с приходом 21 века, рекордные цены устанавливаются почти ежегодно.
Черноволосый студент: Эй, неужели он знал об этом? Я и понятия не имел! Вот так сюрприз, а он весьма умен. Ой, блин, учитель зыркает на нас!
Моргана: Вау, ты и правда умница, если смог ответить на подобный вопрос!
Мистер Инуи: Художники вкладывают в искусство всю свою душу, а люди платят за их работы огромные деньги. Если бы я мог себе это позволить, то с удовольствием приобрел бы пару шедевров, ха-ха…
Моргана: Похоже, искусство приносит неплохие бабки. Давай узнаем, обоснованы ли обвинения в адрес Мадараме, и присваивает ли он чужие картины? Ты собираешься встретиться с Леди Энн и хочешь собрать всех на станции, да? Пойдём сразу после уроков!

- В вагоне метро –

Рюдзи: Ну как так? Призрачные Воры едут на дело в метро… Я так каждый день езжу домой после школы.
Энн: На метро получится быстрее. К тому же, здесь разрешено перевозить домашних питомцев.
Моргана: Эй, кого это ты питомцем называешь!?
Рюдзи: Чувак, сиди тихо! Мы не внесли плату за перевозку животных.
Моргана: Я – тот, кто ведёт вас к цели! Вам следует звать меня «Господином»!
Добродушная девочка: Ой, котёночек!
Энн: Ох, блин!
Добродушная девочка: Мистер, это ваш котёнок? Я слышала, как он мяукает!
Джокер: Это игрушка. / Тебе показалось. / Он не настоящий.
Энн: Так и есть, это всего лишь игрушка. Мяукает, когда нажимают ей на голову.
Рюдзи: Ты слышал, Джокер. Давай, нажми на голову.
Моргана: Это возмутите… Мяу…
Добродушная девочка: Ух ты! Давай еще раз! Ещё раз!
Джокер: Надо нажать нежно. / Я нажму сильно. / Буду жать со всей дури.
Моргана: Мяу… Мяяяяяяяяяяяяяуууууу! Блярррх….
Добродушная девочка: А-ха-ха, это так забавно! Хочу еще раз послушать!
Моргана: Я поперхнулся…
Рюдзи: Неужели?
Объявление станции: Следующая остановка – Сибуя. Сибуя. Двери откроются с левой стороны.
Энн: О, наша станция!
Энн (обращается к девочке): Ладно, ещё увидимся! Пока, пока!
Добродушная девочка: Хи-хи-хи, пока, пока!


- На станции –

Рюдзи: Так, на какую линию нам надо перейти?
Энн: Похоже, эта станция ближайшая к нашему адресу.
Рюдзи: Что? Значит, придётся дальше пешком тащиться!? Что мы за призрачные воры такие, если ездим в метро, а потом идём пешком к месту назначения!?
Моргана: Хватит ныть.
Энн: Может, его студия - действительно лачуга, но он живёт где-то в центре…  Как и положено знаменитому художнику. Быстрее всего будет через площадь, а потом по Центральной улице. Пошли!

Задачи: Убедите общество в существовании Призрачных Воров. Найдите следующую цель. Подтвердите слухи о Мадараме. Доберитесь до жилища Мадараме.

Можно услышать.
- Я видел его картины по ТВ. Они впечатляют!
- Я получила странное сообщение. Что за ерунда?
- Уверен, его работы дорого стоят…

Рюдзи: Ты знаешь - куда идти? Я здесь жилых домов не видел.
Энн: Должно быть, это в том районе, сразу за Центральной улицей. Ну, немного пешком прогуляемся, ничего страшного!

- Кабинет прокурора –

Прокурор: Сюгуру Камосида… Бывший Олимпийский чемпион… Преподаватель Академии Сюдзин… Почему он так поступил… Совесть замучила что ли? Человек не может внезапно стать другим…  Характер в одночасье не изменишь. Академия Сюдзин… Подозрительно… Надо поручить кому-нибудь разобраться в этом, на всякий случай.

- На улице –

Рюдзи: Это здесь?
Энн: Мы пришли по адресу… Вот и табличка «Мадараме».
Рюдзи: Тогда давай, звони в дверь.
Энн: Я? Надеюсь, стены не рухнут от нажатия на звонок, правда?
Моргана: Не вздумайте чихнуть, а то весь дом развалится, ок?
Юске: Кто там? Господин сейчас…
Энн: Мм, это Такамаки.
Юске: Сейчас выйду!
Рюдзи: Здесь и правда кто-то живёт…
Юске: Такамаки… И вы двое – тоже здесь?
Рюдзи: Хей. Прости, но мы пришли не для позирования. Хотим спросить тебя кое о чём. Это правда, что Мадараме присваивает чужие работы? К тому же, он угнетает учеников,  да?
Юске: Ты не шутишь?
Рюдзи: Мы прочли об этом в сети.
Юске: Прочли в сети (смеётся)… Это абсурд! Плагиат – кто в такое поверит? Ещё и  учеников угнетает? Если бы он до такой степени ненавидел подростков, то никогда бы не брал учеников к себе в дом! Я один из них, живу здесь, и учусь под его руководством. Говорю вам – всё это неправда, даже не сомневайтесь.
Рюдзи: А может, ты врёшь!
Юске: Это полная фигня. У меня не было семьи. Господин подобрал меня и воспитал. Благодаря ему я стал личностью! Если вы продолжите хаять человека, которому я жизнью обязан, то пожалеете об этом!
Энн: Ты уверен в своих словах?

*Из дома выходит Мадараме.
Мадараме: Юске… Что случилось? Я услышал, как ты кричишь.
Юске: Эти люди безосновательно оклеветали тебя, какие-то сплетни собирают!
Мадараме: …Прояви снисхождение, Юске. Они услышали что-то плохое, забеспокоились, и пришли сюда, чтобы проявить заботу о своём друге, убедиться – что ты в безопасности.
Юске: Вы правы, Господин.
Мадараме: Что поделать, я понимаю, такой эксцентричный старик не может нравиться всем и каждому.
Энн: Мы не подразумевали ничего такого…
Мадараме: Простите, что вмешался в ваш разговор. Однако, соседи вокруг, не могли бы вы говорить потише? А теперь, прошу меня извинить.
*Мадараме уходит.


Юске: Это было невежливо с моей стороны… Простите. Я знаю что делать! Если вы увидите одну картину, то сами убедитесь в великодушии Господина.  Это его первая и самая выразительная работа, полотно называется «Саюри».
Энн: Саюри?
Юске: Именно эта картина вдохновила меня стать художником.
Энн: Она такая красивая…
Рюдзи: Я не разбираюсь в высоком искусстве, но даже я могу сказать, что картина производит впечатление…
Юске (обращается к Энн): Когда я увидел тебя впервые, меня захлестнули такие же сильные чувства, как и когда я увидел эту картину…
Энн: Меня?
Юске: Я всегда хотел увековечить подобную красоту. И я верю, что сделаю это, нарисовав тебя. Умоляю! Отнесись серьёзно к моему предложению. Я сожалею, что вам пришлось потратить время чтобы прийти сюда, но сегодня мне некогда, я должен ассистировать Господину. Надеюсь, мы вернёмся к этому разговору в другой раз. С вашего позволения, мне пора.
Рюдзи: Они оба… кажутся вполне приятными людьми, разве не так?
Энн: Возможно ли, что в Мементосе мы слышали о другом Мадараме?
Рюдзи: Блин, а мы-то подумали, что нашли новую цель, и вот…
Моргана: А почему бы не проверить Мета-Навигатор?
Рюдзи: Эй, он заработал…
Энн: Он подслушал наш разговор…? Посмотрите на дисплей… Это значит, что у Мадараме тоже есть Дворец, да? Но почему?
Моргана: «Мадараме», «плагиат»… и, наконец, «лачуга», да? Эти слова должны быть ключевыми.
Рюдзи: Давайте серьёзно, что это за чертовщина!? Неужели у такого старика есть собственный Дворец?
Моргана: Мы знаем имя и место. Получается, для того чтобы попасть во Дворец нам надо понять - что за смысл Мадараме вкладывает в слово «Лачуга».
Энн: Ты имеешь ввиду… типа как Камосида считал школу своим королевским замком?
Моргана: Именно. Давайте озвучим разные варианты. Может повезёт, и мы отгадаем случайно.
Рюдзи: Ты застал меня врасплох, даже не знаю…
Энн: Почему бы не начать со слова «замок»?
Рюдзи: Тогда, возможно, «тюрьма»? Ух, вот зараза! «Клетка»! «Склад»! Или что-то типа «офис руководителя». А как насчёт - «Питомник»!? Ничего не угадал…?
Моргана: Может, попробуем в другой раз?
Энн: Это место должно иметь отношение к художникам… Если подумать в этом направлении, что бы это могло быть…?
Джокер: Художественная школа. / Канцелярский магазин. / Музей.
Рюдзи: Говорит «Начинаю навигацию». Вау, неужели получилось?


- У входа в музей Мадараме. -

Моргана: Эй, как вы активировали Навигатор? Диву даюсь!
Рюдзи: Вариантов было немного. Мы просто угадали, нам повезло.
Моргана: А что если бы я отвлёкся и не заметил, вдруг вы бы угодили прямо в лапы к врагам!?
Рюдзи: Ты бы наверняка заметил, если бы ходил на двух ногах.
Моргана: Грррр…
Энн: Как видим, даже тебя может затянуть в Мета-вселенную без твоего ведома, не так ли, Моргана?
Моргана: Ага. В этом месте искажения ещё не изучены,  это может сыграть с нами злую шутку.
Рюдзи: Да брось ты… Смотрите! Ничего себе, лачуга и правда оказалась музеем!?
Энн: Пойдём, посмотрим! Он такой вычурный… в смысле – такой яркий и безвкусный. Неужели это… музей?
Рюдзи: Он принадлежит Мадараме?
Моргана: Дворец – это декорации, воплощение желаний, как  Дворец Камосиды был королевским замком.
Энн: Работы Мадараме выставляются в настоящих музеях. Его выставки пользуются успехом, а люди уважают его. Почему же он грезит о музее?
Рюдзи: Ты права… Это никак не связано ни с плагиатом, ни с насилием.
Моргана: Давайте осмотримся. От того, что мы тут будем размышлять и ломать голову, толку не будет.
Рюдзи: Точно. А кстати… Разве музей – это не сладкое местечко для призрачных воров?
Джокер: Безусловно, да. / Здесь тоже могут быть ловушки.
Моргана: Джокер – наш человек. Я с ним согласен.
Рюдзи: Офигеть, посмотрите какая сумасшедшая толпа у входа…
Моргана: Ладно, пора начинать проникновение!
Рюдзи: Ух… И что теперь делать? Стоять в этой длиннющей очереди?
Моргана: Не тормози. Мы не пойдём через главный вход.
Энн: Но вокруг здания высоченная стена.
Моргана: Значит, надо найти способ перелезть через неё. Хватит болтать, за дело! Вот как он себе представляет свою жалкую лачугу…? Сверкает, аж глаза слепит…
Энн: Это Дворец старика… Как-то не верится даже…
Рюдзи: Сейчас всё выясним, для этого мы и пришли сюда, так ведь? Пошли.
Рюдзи: Смотрите, на крыше открыто окно! Думаю, мы сможем залезть через него.
Энн: Но это слишком высоко... Как мы вернёмся назад?
Моргана: Хе-хе, не волнуйся… У меня есть верёвка! Я же, кроме всего прочего, ещё и специалист по инвентарю! Что скажешь, Джокер? Полезем?
Джокер: Полезем. / Подожди минутку.

- В музее Мадараме. –

Задачи: Подтвердите слухи о Мадараме. Проверьте необычную картину.

Моргана: Как-то подозрительно тихо здесь. Полная тишина.
Энн: Эй, смотрите… Изображение… движется…
Рюдзи: Ну и что, мы же во Дворце. Здесь много странного, чему удивляться?
Моргана: Хм, Дворец отражает то, что на сердце у его хозяина… Будет не лишним рассмотреть эти картины повнимательнее.
Рюдзи: О, вы гляньте, здесь какое-то описание… Посмотрим… Тут указано чьё-то имя и возраст? Что за фигня?
Энн: Это явно не название картины… так? Возможно, это имя художника?
Моргана: Предлагаю проверить и другие картины. Возможно, мы обнаружим что-то важное… Любопытно, что там - в следующем зале.
Энн: Под этой картиной указано полное имя… Эй, но чем нам это поможет? Не вижу смысла… Мадараме славится разными художественными стилями… Но все эти портреты похожи один на другой… В отличие от тех, что мы видели на выставке…
Рюдзи: Секундочку! Разве не этого парня мы обнаружили в Мементосе? Он первый рассказал нам всякое дерьмо о Мадараме…
Моргана: Натсухико Наканохара. На табличке указано его имя.
Рюдзи: Чувак, я понять не могу. Как здесь оказался его портрет? И что более важно, почему на табличке указано его имя?
Энн: Ты прав… Под картиной должно быть название или имя её автора, разве не так?
Моргана: Хм… Это тайна, покрытая мраком… Ладно, продолжим осмотр.
Энн: Что это? Неужели!
Рюдзи: Эй, разве это не портрет того парня…?
Моргана: Ошибиться невозможно. Здесь подписано – «Юске Китагава».


Энн: Подождите-ка… Что это за портреты, по-вашему?
Джокер: Резидентов музея. / Учеников Мадараме. / Это хорошие картины.
Энн: И я так думаю.
Рюдзи: Серьёзно? Все эти портреты…? Но в доме Мадараме живёт только Юске…
Моргана: Очевидно, раньше там жили и другие ученики… А сейчас только он один… Вспомните, что говорил Наканохара, и всё сразу встанет на свои места. Ладно, продолжим расследование. Нам нужно больше пищи для размышления.

«Здесь какие-то брошюры на стойке…»
Рюдзи: Что это? Ты что-то нашел?
Моргана: Мы проводим расследование, так что будет не лишним всё проверить. Обращайте внимание на каждую мелочь.
Энн: И что это за брошюрки?
Рюдзи: Здесь всё так реально, даже не верится, что это Дворец… Почему так?
Моргана: Ой, да это же гид по музею. Давайте возьмём, не помешает!
Энн: Точно! Там даже может быть указано место нахождения Сокровища!
Моргана: Вполне вероятно. По крайне мере, мы получим представление о размерах этого здания.
Энн: Что? Но на карте показана только половина музея…
Моргана: Всё ясно… Это одна из двух частей.
Рюдзи: Выходит, где-то есть и вторая часть, да? Насколько большое это место?
Моргана: Сейчас не время беспокоиться об этом. Главное – узнать побольше о самом Мадараме. Тогда мы сможем разработать план действий, но всё зависит от того, что именно нам удастся выяснить.
Рюдзи: Главное – у него есть Дворец. Мне этого достаточно.
Моргана: Джокер, давай осмотрим этот зал внимательнее…

*При осмотре огромной скульптуры.
Моргана: Хм… Вы только посмотрите на это.
Энн: «Неиссякаемый Источник»? «Художественная инсталляция, созданная средствами непревзойдённого хозяина музея - Мадараме». «Эти люди должны пожизненно  и безвозмездно предоставлять хозяину свои идеи». «В ином случае, они не заслуживаю права на жизнь!»
Энн: Эй… Это похоже на агрессивную эксплуатацию, разве нет?
Рюдзи: Проклятье, что за паршивый и фальшивый старикашка!
Моргана: Получается, ученики становятся его собственностью, а сам он - никакой и не художник вовсе. Он просто присваивает работы талантливых учеников, а взамен предоставляет им крышу над головой. Теперь я понимаю, почему здесь находятся портреты этих, так называемых, «учеников»… Таково его восприятие. Более того, здесь говорится, что они должны работать безвозмездно. Что это, если не насилие в чистом виде? Мадараме держит их до тех пор, пока от них есть польза, а если нет…
Энн: Он превращает их в рабов, высасывает все соки, а потом выкидывает как отработанный материал!
Рюдзи: Почему же Юске ничего не сказал нам? Зачем скрывать всё это?
Энн: Он говорил, что обязан Мадараме жизнью… Ему было некуда идти…
Рюдзи: И всё же…


Энн: Когда мы были на выставке, я восхищалась одной выставленной там картиной. Но… Китагава повёл себя как-то странно. Возможно, то полотно было тоже присвоено…
Рюдзи: Что в итоге? Всего этого достаточно, чтобы начать охоту на Мадараме!?
Джокер: Начинаем. / Я ещё сомневаюсь. / А вы как думаете?
Рюдзи: Я тоже так думаю…
Моргана: Вы – двое, придержите коней. Нам стоит ещё раз поговорить с Юске и постараться получить подтверждение.
Рюдзи: Да что тут подтверждать-то!?
Моргана: Я считаю, что нам нужны железные доказательства этих преступлений.
Рюдзи: Снова геморрой…
Моргана: К тому же, нам ещё предстоит многое узнать о Мадараме.
Энн: Хм, ты прав. Я поговорю с Китагавой. Если я буду позировать ему, то наверняка вытяну из него правду.
Моргана: Подожди, неужели ты согласишься на это!?
Энн: Только если вы пойдёте со мной, ладно? А то мне страшно одной…
Рюдзи: Вот тебе и общепризнанный великий художник, да? Это дело будет покруче, чем история с Камосидой.
Рюдзи: Ладно, надо хорошенько подготовиться к встрече с Юске. Это наша первая миссия после создания организации Призрачных Воров. Она должна увенчаться успехом, чего бы это ни стоило!

- Вечер, Леблан, чердак. –

Моргана: Хм, почему же Юске скрывает правду…

ЧАТ             
Энн
Неужели ты бы простил своему благодетелю  всё что угодно?
Даже если обязан ему жизнью, всему есть предел.
Даже не знаю, что и думать теперь.
Рюдзи
К чему ты клонишь?
Энн
Послушать Китагаву, так Мадараме не сделал ничего плохого.
Джокер
И что с того? / Здесь что-то не так?
Рюдзи
Сомневаешься?
Энн
Разумеется, я подозреваю, что Мадараме – негодяй.
Но всё же…
Вероятно, я сомневаюсь только потому,
что не встречала ни одного пострадавшего,
который открыто рассказал бы обо всём.
Рюдзи
Да, в этот раз всё складывается совершенно иначе,
чем в деле Камосиды.
Энн
Совершенно иначе – сильно сказано…
Но если злодей никого не беспокоит…
Должны ли мы вмешиваться на данном этапе?
Рюдзи
Ну… в твоих словах есть доля правды.
Пусть Юске решает, заслуживает Мадараме наказания или нет?
Даже не знаю…
Я бы на его месте ни за что не простил этого ублюдка!
Джокер
Посмотрим, что скажет Юске. /
Энн, ты сможешь разговорить его?
Энн
Да…
Думаю, надо ещё раз поговорить с ним,
деваться некуда.
Ладно.
Давайте встретимся в Сибуя завтра после уроков.

*Перед сном. Входящий телефонный звонок.
Рюдзи: Эй, это я. С одной стороны – Мадараме нет прощенья, с другой – слова Энн заставили меня усомниться… Юске воспринимает нас как шайку хулиганов, да?
Джокер: Не может быть. / Вероятно. / Я не знаю.
Рюдзи: Я так и знал… Жаль, что он так плохо о нас думает! Меня это раздражает! Хороших людей всегда стараются смешать с дерьмом, в то время как настоящие злодеи делают что хотят, и им всё сходит с рук. Просто бесит, согласись?  
Джокер: Ты прав. / Мы их накажем. / Я не знаю.
Рюдзи: Спасибо. Кстати, не говори Энн об этом звонке. Не надо. Ладно, до завтра.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Постоянные читатели